Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Города и сёла » с. Совпуть

Родом из деревни.
«К новым рубежам» 14 января 2012 год.

Родом из деревни. 

    Максим и Павел выросли в большой (шесть сыновей и две дочери), дружной и работящей семье. Когда Максим отслужил в армии, а Паша окончил школу, оба поступили в одно и то же учебное заведение — Павловский сельскохозяйственный колледж, только на разные отделения. Максим решил стать ветврачом, считая, с такой специальностью не пропадет, потому как всегда будет востребован в селе, а Павел — зоотехником, т.к. хотел работать именно в животноводческой отрасли. Учились парни на «отлично» и домой вернулись с красными дипломами, однако по выбранным профессиям проработали в хозяйствах («Самарском» и «Ниве») всего год с небольшим. Уволились практически одновременно и по одной причине: не устраивали условия работы и, конечно же, зарплата. Хотелось и получать больше, и иметь больше возможностей для самореализации.
Молодые, со здоровыми амбициями, с детства привыкшие к труду, парни посчитали самым подходящим для себя вариантом развивать личное подсобное хозяйство (производить молоко и мясо), на домашнем подворье было на тот момент (2003 г) четыре коровы. Как идет развитие ЛПХ, что удается, какие препоны встречаются на пути? Об этом мы и говорили с Фомиными. Предоставляем им слово.
 
   
Павел: — В середине 2000-х владельцам личных подсобных хозяйств предоставлялось больше свободы. В плане того, что мы сами, вырастив, к примеру, теленка, могли реализовать его, куда хотели. Теперь же, когда введен запрет на подворный забой скота, вынуждены сдавать его живым весом, а это невыгодно. С одной головы теряем в пределах 2-3 тыс. руб. Согласитесь, деньги немалые. Нам объясняют: забой в домашних условиях невозможен из-за несоблюдения санитарных норм, хотя при этом почему-то умалчивается об отсутствии в селах надлежащих скотомогильников. А ведь ветврачи знают: даже один труп животного, неизвестно от чего павшего и вывезенного на свалку, гораздо опаснее всего подворного забоя в районе.
      Максим: — Одним словом, работать стало сложнее.
    П.: — Трудимся, силы тратим, средства, а распоряжаться своей продукцией, по сути, не можем. А вот перекупщики готовы купить мясо (даже без справок), диктуя при этом свои, заведомо ниже, чем у переработчиков, цены. Поэтому сдаем скот в убойный цех, там хоть фиксированная цена.
     М.: — Если раньше был выбор, продавать скот живым весом или мясом и, к тому же, как сказал Павел, по своему усмотрению, то теперь получается так: создав благоприятные условия одним, государство ущемляет интересы других.
    Мы, когда начинали свое дело, за три года довели поголовье до30 голов (коровы, телята и молодняк на откорме). За счет этого одевались, обувались и вкусно питались, а еще продолжали развиваться. Все шло нормально вплоть до 2008 г. Корма без проблем закупали в СПК «Нива», у фермеров. Рынок кормов, к счастью, большой.
   П.: — Вот о чем скажу. Сейчас в крае делается ставка на агрохолдинги и животноводческие комплексы, крупным товаропроизводителям оказывается всяческая поддержка, в частности,предусмотренная программой «100+100». И только владельцы ЛПХ ни в какую программу не вписываются. Недавно прочитал: в Омской области и крупным хозяйствам, и таким, как мы, владельцам ЛПХ, положены дотации из федерального бюджета. Каждый литр молока дотируется 4 рублями. У нас же эти средства идут на развитие тех самых агрохолдингов, о которых только что упомянул. Им компенсируется часть затрат и при строительстве животноводческих помещений, и при закупе импортного скота, и т.д.
    М.: — В 2010 году мы с братом сдали на Горняцкий молзавод 35 тыс. литров молока и могли получить дотации (если бы они полагались) в размере 140 тыс. руб. Объединившись с таким же владельцем ЛПХ, на эти деньги можно было купить танк-охладитель молока, что позволило бы сдавать продукцию первым классом. Но, судя по всему, краевые власти решили, что развиваться должны только крупные хозяйства.
  П.: — В вашей газете писали про льготные кредиты, предоставляемые на развитие личных подсобных хозяйств. Оформив эти кредиты и потратив средства и время на производство животноводческой продукции, товаропроизводители оказались перед фактом, что реализационная цена в разы упала. Люди старались, вкалывали, надеясь, что их старания окупятся рублем, на деле же те, кто занимался, к примеру, свиноводством, сработали себе в убыток, отчего опустились руки, и пропало желание дальше выращивать животных.
    Мы одними из первых в районе взяли долгосрочный кредит (на 5 лет) и погасили его без проблем. Но это потому, что тогда еще сами могли продавать произведенную продукцию, и цены на молоко были приемлемыми.
    М.: — Не так давно все категории хозяйств, в т.ч. и ЛПХ, обложили, если можно так выразиться, новым "оброком": государство утвердило регламент на молочную продукцию, согласно которому, каждую корову ежемесячно необходимо проверять на субклинический мастит. Произведенный ветеринарной службой анализ стоит денег, и попробуй от него отказаться. С одной стороны, понимаем - таковы требования, и к нам излишнее внимание...
    П.: — С другой — практически никакого. А как свидетельствует краевая статистика, именно те, кто занят личным подсобным хозяйством, производят почти 70% молока от общего его количества. Однако нас не видят.
     М.: — Варимся в собственном соку, а хочется, чтобы в районе и по отношению к нам проявили интерес. Мы общаемся с местными и новенькими владельцами ЛПХ, что-то обсуждаем вместе, советуемся друг с другом, на этом и все.
    П.: — Я сейчас вот о чем подумал: есть Локоть и есть Совпуть, в соседнем селе молоко летом принимают по более высокой цене, чем в нашем. Почему? Из-за того, что Рубцовский молзавод предлагает более выгодную цену, чем Горняцкий?
    И еще такой момент. Нам говорят: вы освобождены от налогов, какой помощи ждете? Но такие, как мы, производим молоко, а значит, способствуем созданию рабочих мест в перерабатывающей отрасли. Если же обложить владельцев ЛПХ налогами, в этих мини-хозяйствах начнется массовый забой скота, ведь нельзя никого заставить работать себе в убыток. Как следствие — не только встанут молзаводы, произойдет и обвал цен на зерно.
     М.: -Хочется, чтобы государство не только с высоких трибун, но и на деле помогало всем сельхозникам, мелким частникам в том числе, мы же нужное дело делаем.
    На сегодняшний день восстановили третью часть помещения бывшего колхоза «Родина», где и содержим скот; 20 коров и 30 голов молодняка 2011 года. Коров, кстати, доим сами, приобретя доильные аппараты. Своими силами на Т-16 и китайском тракторе, хоть и в недостаточном количестве, заготовили сено, в СПК «Нива» купили фураж. При всех сложностях есть желание трудиться, нам бы только условия, «подогревающие» интерес к работе. А то цена на молоко уже три года держится на одном уровне (летом 8 руб. за литр), как будто и нет в стране инфляции, не дорожает электроэнергия и пр.
     П.: — Припоминаю случаи, когда наше молоко не принимали, не находилось ему места в молоковозе. Было такое. Потом продукция ЛПХ снова стала востребованной, правда, уже по другой, низкой цене.
     М.: - Мы с братом не жалуемся, просто считаем, что пора менять отношение ко всем, кто выполняет крестьянскую работу, кормя народ хлебом, молоком и мясом. Лично мы не стоим на месте, а помаленьку развиваемся. Растем и в другом плане: Павел в позапрошлом году стал одним из победителей краевой акции «Мое предложение губернатору», подав идею о том, как обогатить рацион животных не очень затратным способом.
    П.: — Идею, вроде, и одобрили, но дальше слов дело не гюшпо. И только мы с Максимом кормим скотину по своим правилам.
    М.: — Хоть и есть в Совпути базовое хозяйство, молодые, за редким исключением, все равно уезжают из села в поисках лучшей доли. Им нужны другие условия для жизни и труда, высокая зарплата, на которую можно многое позволить. Наши родители — простые колхозники, тем не менее, смогли вырастить и выучить всех детей (у троих — высшее образование). Сейчас на одну зарплату вряд ли проживешь. Поэтому-то и надо всячески поддерживать молодых, которые предпочли городу село. Говорю не только о себе. Благодарностей ни от кого не ждем, но хочется все-таки, чтобы те, кто основной источник дохода видит в ЛПХ, не оставались за бортом. 
    
    Чем дольше слушала братьев Фоминых, тем больше проникалась к ним симпатией: грамотные, хорошо подкованные по многим вопросам, касающимся рода их занятий. Ко всему, парни (как и отец когда-то) увлекаются шахматами, не раз становились чемпионами на районных соревнованиях. В город не рвутся. В один голос заявляют: родом из деревни, здесь и хотим пустить свои корни. Они не разглагольствуют о высоких материях, а работают: доят коров, принимают новорожденных телят, косят сено, ремонтируют трактор... Оба многое умеют, а потому и живут не хуже городских. И с голоду никогда не пропадут, еще и нас с вами накормят.

Подготовила Н. ВИШНЯКОВА.
Категория: с. Совпуть | Добавил: lr22 (20.03.2012)
Просмотров: 394 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]