Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Города и сёла » с. Локоть

Хроника пикирующего предприятия.
  15 апреля студентка журфака АлтГУ Настя Дорошева, вместе с героями своего материала, размышляла на страницах «Рубежки» о будущем Локтя. Разговор про настоящее мы тогда нарочно отложили: оно, настоящее, требует отдельного разбирательства. Заявил о своем разорении СПК «Путь к коммунизму». Такое район уже проходил, но нынешнее событие оттого заурядным не сделалось. Что же и почему произошло? Пусть на эти вопросы ответят основные действующие лица.
В.Н. Митин, руководитель СПК «Путь к коммунизму»:
«Нас тащило все дальше и глубже в яму…».
  - Василий Николаевич, что вообще происходит: будучи председателем тонущего хозяйства, вы стали еще и директором ООО «Локоть»?..
  - Да, 25 декабря мы зарегистрировали сельхозпредприятие ООО «Локоть», гендиректором которого я являюсь. Мы – это 15 человек учредителей, которые собрались, объединили свои наделы и еще написали заявления на аренду паев и невостребованных земель. Вот, будем добирать до полутора тысяч гектаров – по нашей технике. Мы ведь и технику для нового предприятия взяли, под зарплату всех учредителей выписали набор орудий из тех, что имелись в СПК. Что же касается хозяйства «Путь к коммунизму», - 2 февраля на общем собрании приняли решение о банкротстве. Как раз бухгалтер годовой отчет закончил: 5 миллионов рублей убытков за год… Вопрос-то действительно встал не вчера – о том, что так жить нельзя. Долги у нас с 90-х годов накручивались, обросли пенями и штрафами. В последнее время СПК и работал только на проценты и штрафы, на основные долги средств не хватало. Это нас затащило еще дальше и глубже в яму.
  - Но предприятие-банкрот осталось должно и собственным работникам?
  - Все будет выплачено. Мы вовсе не хотим кого-то «кидать»! Есть специальная процедура: от реализации основных средств обанкротившегося предприятия сначала гасятся долги по зарплате, потом задолженность по кредитам, налогам, в пенсионный фонд… Итого в целом около 10 миллионов.
  - Вы говорите, вопрос о разорении встал не вчера. А почему было допущено прохождение «точки невозврата»?
  - Эта «точка» пройдена, пожалуй, еще в позапрошлом году. Он был неурожайный, очень убыточный. Однако надеялись (надежда умирает последней!) на новый, обещавший урожаи, год, сбалансированную ценовую политику. Потому закупили семена, своих не было после засухи 2008-го. С зам. главы администрации района С.В. Соловьевым не раз ездили в Барнаул, взяли на себя еще долговые обязательства, чтобы посеять зерновые. И… опять промах… На этот раз урожай был нормальный, но себестоимость его оказалась в два раза выше цены, по которой СПК смог реализовать зерно. Лучше бы мы не брали эту пшеницу, а засеяли все семечками! Те из фермеров, кто прошлой весной подсолнечник сеял, сейчас в куда более выгодных условиях. А мы сработали по старому принципу, что хлеб – всему голова…
  - Обычно в хозяйствах растениеводство и животноводство «подпирают», страхуют друг друга…
  - Да, были планы, пытались мы развивать животноводство. Но потом получился ценовой обвал, перекос. На ГСМ цены здорово подросли, на молоко упали. А наши старые коровники требовали уже неотложной реконструкции. Не потянули мы тот ремонт, ведь надо было на него затратить не один миллион рублей. Перевели животных в более крепкое здание – но пришлось урезаться в поголовье. Нет, выбраковку делали, конечно, не из-за того, что держать коров негде. Просто как раз в тот момент понадобился, как вы сказали, «страховочный» фактор: продавали скот ради выплаты зарплаты, долгов. И еще – когда после засухи нечем стало кормить. Надо же было и о дольщиках, работниках СПК позаботиться, чтобы люди не вырезали дома свой скот. Той зимой мы где-то 200 голов «сбросили», но 223 сохранили. Да, тогда сохранили… А в этом году дойное стадо в январе сдали на мясокомбинат – полностью, целиком. Ведь скот был заложен в банке, гасить трехмиллионный долг оказалось нечем, и в срок за нас заплатил мясокомбинат, забрав животных.
  - По-вашему, все произошедшее – катастрофа или нормальное течение событий?
  - Это трагедия. Люди остались без работы. Конечно, кто-то ушел на пенсию, кто-то устроился к фермерам, но кто-то пошел и под сокращение. С другой стороны, в нашей большой деревне многие развивают собственные хозяйства, и земля здесь обрабатывается практически вся. Крупные фермеры стремятся использовать экономически более выгодную технику, и такое производство само по себе высвобождает многих людей. Кстати, не последнюю роль в угасании СПК сыграло отсутствие специалистов: современное сельскохозяйственное производство абсолютно не прощает промахов, а мы остались без замечательных кадров в животноводстве (проводили на пенсию и А.Д. Гусева, и Е.М. Дворцову), последние 4 года живем без инженера, 10 лет без агронома. Не едут сюда молодые «спецы»… Есть и еще «корень зла», говорить только о нем трудно. Кражи тут процветали. СПК кормушкой для деревни был. Фуража растаскивалось много, и молока, и сена. Но, в самом деле, всю деревню ведь не прокормишь одним колхозом.
  - Похоже, вы – вообще не сторонник «колхозного» способа хозяйствования?..
  - С весны до осени руководитель ежедневно решает вопросы обеспечения хозяйства ГСМ, запчастями и т.д. Вертишься, пытаешься где-то занять, потом рассчитываешься по мере реализации продукции. И тут выявляется такое… В октябре, например, уборка шла – сторож заболел, и за ночь со всех комбайнов слили солярку, около 500 литров. Кто?! Оказалось, те, кому верили, доверяли: бывший член правления «со товарищи», и уже неоднократно этим занимались. Выяснилось, что они же причастны и к краже запчастей. Продавали все потом за бесценок – моментальная нажива…
  - А почему думаете, что это – порок именно системы общественной собственности, и у вас в ООО «Локоть» такого не будет?
  - Так ведь этот коллектив собрался не стихийно, он фактически уже существовал в недрах СПК. Люди давно сбились в некое ядро – кто-то в родственных отношениях между собой, кто-то в дружеских. А главное, у всех одинаковое отношение к работе: как к личному делу, а не халтурке «на дядю». 10 человек – это молодые парни от 25 до 35 лет, механизаторы. Еще 3 шофера, мой заместитель Морозов и я. Все – в равных условиях на собственность и доход. Есть у нас один очень толковый парень, собираемся в будущем учить его на агронома. А сейчас старательно прислушиваемся к рынку: поняли, что зерно будет невостребованным и в этом году. Судя по всему, хорошо «пойдут» крупяные культуры – гречиха, горох, ячмень. Ну и, подсолнечник. Главный вопрос, вопрос выживания на ближайшее время, у нас один: посеять! Все свои средства люди уже вложили в новое хозяйство, технику купили. Сейчас вот ремонтируемся. Но нужны еще семена, горючее…
  - Есть в селе и другой взгляд на ситуацию: что вы нажились на СПК и работавших там людях…
  - 27 лет я в этом хозяйстве отработал. Начинал с учетчика, механизатором был на комбайне. Особо больших денег не нажил, езжу на «семерке» старой. Разве что детям в Рубцовске жилье купили: жена оформила кредит, плюс продали родительскую квартиру. Что касается «моих» миллионов в банке – хоть бы глянуть на них! Мы детям помогаем, дома держим хозяйство – свиньи, коровы, телята. Каждый день в 6 часов встаем с женой и работаем. Да если б лежали у нас миллионы, зачем бы все это надо было?! Вот ответственность за развал хозяйства, несомненно, на мне. Не сработал на должном уровне как руководитель. Может, надо было жестче требовать, а я все-таки родом из этой деревни… Однако хочу и то сказать: никогда на данную должность не рвался. Первый раз – да, меня выбрали в 2004 году, и два года вроде нормально получалось. Цены тогда были еще приемлемые, и ситуация в целом. А вот впоследствии, на перевыборах, я от должности отказывался. Но работники все-таки настояли, и пришлось опять принять этот СПК. Именно потому, что бросать людей – этого я просто не смог.
Жители села:
«Самое страшное – неопределенность».
Ирина Сергеевна Смирнова, секретарь и бухгалтер СПК «Путь к коммунизму»:
  - Когда поступала сюда на работу, около двух лет назад, не думала, что все так быстро закончится… Но вообще-то и не хотела всю жизнь быть специалистом в колхозе. По образованию я программист, вот и работу хочу найти соответствующую, а в селе программисту найти постоянное дело сложно.
  - Насколько больно распад СПК ударил по селу?
  - Мне кажется, это задело интересы каждого жителя Локтя: и кто работал в СПК, и кто не работал. Мои родители, дедушки-бабушки очень опечалились, когда узнали, что хозяйство это кончает свое существование. Тяжело воспринимать – что же будет дальше с нашим селом?..
Сергей Анатольевич Маас, бывший дробильщик мехтока:
  - Меня в январе сократили – фермы не стало, и дробильщики не нужны. Наверное, не было у председателя другого пути. Государство так к нам относится: ничего не стоят наши труды. Запчасти и солярка дорогие, а молоко и зерно дешевые. Значит, и выхода нет…
  - И вам не досадно, не держите зла на тех, кто будет работать в новом ООО «Локоть»?
  - Ну, естественно, досадно. А держать зло? На кого? Всех людей трудоустроить все равно нельзя – земли у хозяйства мало. Вот животноводство можно было сохранить: перевести молочное в мясное, и затрат сразу меньше. Так хоть телятами бы с людьми рассчитывались.
Николай Дмитриевич Зуев, пенсионер:
  - Говорили, совсем хозяйство рушится – но видишь, еще шевелятся мужики… А что колхоз распался, это беда всего района!
  - А кто виноват?
  - Да и вы виноваты: если б чаще о нас народ оповещали, руководителей теребили… И районное начальство виновато, и правительство. Бросили колхозников на выживание! А еще кто виноват – лодыри наши, которые не хотели работать! Митину надо было почаще и пожестче трясти народ, а не упрашивать да к каждому подход искать. Вот приедут работнички на полосу, сидят и ждут: «Начальство еще не распорядилось». Да мы же все взрослые мужики, каждый сам знает свою работу…
Николай Николаевич Портянко и Марат Урулбаевич Жумадин, механизаторы ООО «Локоть»:
  - Почему одних позвали работать в ООО «Локоть», а других нет? Да даже не задумывались над этим. Ведь не пошли сюда и некоторые из механизаторов, которых звали! Неопределенности боятся люди: как все дальше будет, пока неизвестно.
  - А вы, значит, неизвестности не испугались?
  Марат: - Работать всегда лучше, чем не работать. В принципе, если дело тут не заладится, я найду занятие. Не хочется только отсюда уезжать, нравится именно в своей деревне. Так что загадывать не будем: постоянно думать о плохом – нервов не хватит!
  Николай: - Да, работа-то всегда есть. Здесь не получится – другую найдем. Но здесь все свои, потому надо попробовать…
Сергей Павлович Чекунов, механизатор ООО «Локоть»:
  - Я, как и все, пришел в ООО «Локоть» из СПК. Нет, кто сюда не попал, никаких обид нам не высказывали. Ну, так вышло – что ж теперь… Сам я когда-то учился в ПУ-79: работа механизатора нравится, совсем не против хоть всю жизнь так трудиться. Здесь за мной закрепили К-700 и комбайн. Техника в неплохом состоянии, но ремонтировать все-таки надо, подготовить к сезону. Для меня этот сезон, кажется, десятым по счету будет.
Александр Дмитриевич Зуев, механик ООО «Локоть»:
  - Ребята у нас тут добросовестные: мы для того и собрались, чтобы работать. Здесь и семьи представлены – отцы и сыновья, и бездетные-неженатые есть. Я этих людей знаю хорошо, из-под пинка никого не надо заставлять трудиться.
  - А СПК не жалко?
  - Жалко, конечно, да ничего не поделаешь. Сложно все это… Но, если дело пойдет, думаю, будем снова расширяться, расти, людей брать. А пока ремонтом заниматься надо: технику-то из СПК, понятно, старались получше выбрать – но досталась та, что по деньгам!
Больной вопрос.
  Среди претензий, которые селяне предъявляли руководству СПК «Путь к коммунизму», была и весьма серьезная. Итак, суть упрека:
  - Почему не были использованы все возможности, чтоб поддержать предприятие? Например – сохранить ферму, пусть и продав ее другому собственнику (какая разница, главное, что у наших людей оставалась бы работа!). Когда человек уже готов был купить животноводческий комплекс, «верхушка» СПК, не советуясь ни с кем, отправила наших животных под нож. Большинство коров ведь стельными были, им рожать уже скоро! Наверное, по этой схеме больше денег в частный карман попадало… А покупатель на следующий день приехал – и ругался, и чуть не плакал, но что толку… Если нас и ставят о чем в известность, то ставят уже перед фактом. Все руководством решается, с простыми работниками никто ни о чем не советуется.
  …И ответ из районного управления по экономическому развитию и имущественным отношениям:
  - Все имущество СПК было описано как залоговая база под полученные кредиты. Когда пришлось проходить перекредитование, в хозяйстве решили пожертвовать животными, поскольку отдать технику – шаг самоубийственный. Чтобы скот остался хотя бы на территории района, мы стали искать местных покупателей, и самым «легким на подъем» оказалось ООО «Янтарь». Часть телят это предприятие выкупило, но от сделки в полном объеме отказалось: когда готовили документы к продаже, выяснилось, что локтевское стадо неблагополучно по ветеринарным показателям. Деньги за просроченный кредит нужны были безотлагательно, и получилось, что животным путь один, на мясокомбинат.
  Мы также дозвонились до руководителя ООО «Янтарь» Н.А. Погосяна.
  - Это неправда, что я оказался обманут, - сказал Николай Акопович, - и ферму, действительно, отказался покупать: были ветеринарные данные, и сами колхозники мне шепнули, что в стаде «ходит» болезнь…
Мнение.
Глава администрации села Локоть Г.П. Глазунова:
  - Распад СПК – вовсе не катастрофа для местной «социалки». Он давно уже не являлся нашим основным партнером, у сельсовета достаточно надежных помощников среди фермеров. Существует специальное трехстороннее соглашение на содержание социальной сферы села, заключенное между мною, главой района и нашими предпринимателями. Помощь оказывают все сельские бизнесмены, а «нагрузка» на каждого зависит, как правило, от количества гектаров локтевской земли, имеющихся у хозяина в обработке. При этом все дела мы обязательно обсуждаем вместе, а не распределяем между спонсорами заочно, командным методом.
Первый зам. главы администрации района С.В. Соловьев:
  - Можно ли было сохранить это хозяйство?.. Нынче убытки животноводческой отрасли по району в целом – 4,8 млн., а общие убытки СПК «Путь к коммунизму» - 5,4 млн. Сопоставив эти показатели, поймем: «болезнь» СПК хроническая, системная. И, раз не получается у этого коллектива работать результативно, надо менять что-то и в отношениях, и в организации труда. Помочь? Есть в районе, например, новенский «Краснофлотец», с теми же проблемами. Его мы стараемся поддерживать и сохранять, поскольку на тех бедных землях нет никакой конкуренции: распад предприятия будет означать разорение Новенского, полное запустение. В Локте же на землю огромный спрос, на место хозяина-неудачника приходят эффективные собственники. Что касается принятия решений в СПК, там высший орган управления – общее собрание. Я присутствовал на таком собрании, когда обсуждали подачу в суд заявления о банкротстве хозяйства, выделение новому ООО «Локоть» техники и установление расценок для реализации имущества (чтоб погасить долги по зарплате, что сейчас и делается через службу судебных приставов). Пусть не единогласно, но все эти решения были на собрании приняты!
Цифры и факты.
  - 78 человек работали в СПК 2 года назад, 58 – численность коллектива до последнего времени;
  - с января в службу занятости обратились 16 работников СПК, из них сокращенных на предприятии – 13;
  - самое крупное фермерское хозяйство Локтя обрабатывает 3 тыс. га земли, столько же держал СПК;
  - ООО «Локоть» намеревается работать на 1,5 тыс. га; - Решением собрания СПК для ООО «Локоть» выделили около 30% техники СПК – тракторы К-700, три МТЗ, три Т-4, а также три комбайна и набор орудий.
Подготовила Е. Шихалева. 24 апреля 2010 года.
Категория: с. Локоть | Добавил: lokot (17.11.2010)
Просмотров: 416 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]