Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Города и сёла » с. Вторая Каменка

Как работается на хозяина?
  К «Столице молока» (не как к производителю молочных товаров, а как к компании – собственнику некоторых местных предприятий) отношение в районе неоднозначное. Вряд ли «Столицу…» поминают добром наши горожане, глядя на еле дышащий Горняцкий молзавод (а ведь выпускал несколько видов отличной продукции!). В разорившемся Гилево, которое после ухода «Столицы…» осталось вообще без сельхозпредприятия, тоже говорят о ней сухо и сурово. Сейчас под эгидой славгородских молочников в нашем районе осталось только одно село, Вторая Каменка: местное ООО «Украинское» - подразделение «Столицы молока». Как же обстоят дела здесь? Об этом мы решили спросить самых заинтересованных лиц и обратились к каменским крестьянам, работающим в «Украинском».
«Как бы ни было – мы уж тут укоренились».
  Тракторного рева практически не слышно у корпуса, где содержатся подрастающие телята. Собственно, сюда техника зимой и не наведывается. Корма малышам рациональнее подвозить на лошади, а чистка помещения в холодный сезон не производится. Практикуется, пояснили животноводы, несменяемая подстилка – и теплее, когда свежую солому все кладут и кладут поверх затоптанной, да и вообще: «Как же в мороз вы к таким маленьким распахнете надолго двери для трактора?!». Так что классический деревенский пейзаж кругом, кажется, ничуть не изменился со времен Некрасова. Тот же крестьянин на дровнях – если и не торжествующий, то вполне приветливый. И та же умница-лошадка, которую снег и зимний ветерок заставляют «плестись» рысью, даже когда хозяин приостановился поговорить с заезжим корреспондентом…
Дмитрий Александрович Жуков:
  - Видите, моего Вихря никуда тянуть не надо, и даже командовать, в основном, не приходится: все сам понимает и делает. Как с ним договариваемся? Наверное (смеется) характерами подошли, тем более, уже семь лет вместе – друзья! Здесь, «на телятах», я работаю с тех пор, как животноводство организовали по-новому, получается, уже больше двух лет. До этого был скотником на дойном стаде. Сколько всего в этом хозяйстве тружусь? Ну, лет 13, уж и не помню точно. До этого жил в Казахстане. В Каменку приехал после перестройки, когда русские бывшие советские республики покидали. Нет, отсюда уезжать уже не собираюсь – столько лет все-таки, уже и привыкли, укоренились… Понятно, что бывает по-всякому. Зимой, например, времени не хватает ни на что, кроме работы. Занятость полный рабочий день, без передышки. Выходные? Нет, пока нету их – летом будут! Ну, что значит, нравится-не нравится? Просто делаю свое дело, как положено. Зарплата? Четыре или четыре с половиной тысячи. Маловато, конечно… Нет, я лично к начальству не обращался насчет «повысить». Думаю (смеется): когда-то же проснется, наверное, у них совесть! Вот что действительно нашему хозяйству очень надо – тракторов, поновее и побольше. Все старое, все ломается, и меня это касается в полной мере. Скажем, бульдозер встал, заносы снежные расчистить нечем. Но ехать-то за кормами все равно приходится, куда денешься? Коня вымучишь, сам вымотаешься, время потратишь. Трудно без нормальной техники…
«Да, стало хуже…».
  Мы прибыли на ферму поздним, но оттого не менее морозным утром. На лютом холоде мгновенно застывали ноги, садились батареи в фотокамере, а чтобы не испортить снимок, приходилось командовать, как на рентгене: «Дыхание задержать, и не дышать!»: все вокруг застил пар, поднимавшийся при каждом выдохе буквально клубами. Однако завтракать (равно как обедать и ужинать) коровы должны в любую погоду, поэтому люди привычно работают, не обращая внимания на стужу. Впрочем, как поправляют меня хозяева техники, «столпившейся» у силосной траншеи, им-то как раз не холодно, в кабинах тракторов печки: «Если не выходить на улицу, а только ездить и ездить, то ничего, можно работать!». Но выйти некоторым все же пришлось – мы на минутку отвлекли механизаторов от конкретного дела, чтобы порасспросить о «делах вообще».
Александр Николаевич Решетников:
  - Летом я работаю механизатором на комбайне – здесь, в этом же хозяйстве. А зимой вот, на ферме. Моя задача – принять корма в кормоизмельчитель, затем развезти уже подготовленные, чтоб накормить скот. Что хорошего нахожу в такой работе? Ну, как вам объяснить?.. Работа крестьян в принципе хороша: мы кормим людей. И я какую-то свою лепту в это дело вношу. Ну, а плохо то, что зимой с выходными трудно, бывает, устаешь. Хотя все поправимо. Если очень надо, ты обращаешься к начальникам, и они дают выходной. Понимаете, скот ведь ежедневно кушать хочет, перерывов на выходные не делает. Значит, и работать нужно каждый день… Техника? Да, ломается. А как вы хотели – она же старая! Тем более, зима такая суровая. Здесь и новая техника долго не выдержит: железо есть железо, оно мороза не любит. Что ж, сломается – починимся сами, ремонтная мастерская отапливается. Зарплата? Летом она, конечно, больше: сколько намолочу, столько и получаю. А сейчас – 200 рублей в день, вот сами и посчитайте, сколько в месяц выходит. Что еще добавить хочу? Да помогло бы крестьянам хоть государство, что ли, новой техникой. Было бы жить намного лучше.
Николай Николаевич Слынько:
  - В данный момент я работаю на погрузке кормов: сена, силоса… Нет, вскрывать «консервы» мне без надобности – вон, бульдозер для этого есть, он все делает, и поближе горкой силос надвигает. А я уж потом гружу. Работа нормальная. Хочется ли чего-то лучшего? Да чтобы деньги платили вовремя! Все остальное хорошо. Размер зарплаты, в общем-то, и этот устраивает – только бы ее давали. Сейчас вот задержка уже около двух месяцев. Плохо то, что раньше, если и задерживали, не больше, чем на месяц. А сейчас, получается, и задерживают зарплату чаще, чем раньше, и сами эти задержки – дольше… Да, можно сказать, хуже стало…
«Мне главное: телят здоровенькими вырастить!».
  В свое время специалисты «Столицы молока» настояли на реорганизации местного животноводства: на ферму закупили израильский молочный комплекс, и теперь, в несколько смен, всего шесть доярок и три дояра-слесаря обслуживают дойное стадо. А стадо это, между прочим, во Второй Каменке нынче не маленькое, более 900 коров! Всего же КРС в «Украинском» больше тысячи голов. Часть животных – коренные местные. Остальной скот пригнали в это хозяйство из других (разорившихся бывших подопечных «Столицы…». Так или иначе, нагрузка на животноводов получилась очень большая. На всех. В том числе и тех, кто работает в «родилке» - помещении, где появляются на свет телята. Сейчас как раз время массового отела, и хлопот у «нянечек» этих малышей стало вовсе невпроворот. Потому и говорила с нами телятница буквально на ходу, от дел не отрываясь.
Валентина Васильевна Умрихина:
  - Я работаю в родильном отделении. Занимаюсь телятами – с рождения и до сдачи другим пояркам. То есть обычно до месячного возраста. Но, если малышей у меня очень много и уже не хватает для них здесь мест, тогда чуть раньше их девчатам отправляю. Отел? Нет, конкретно к такой работе я отношения не имею. За коровой в это время смотрит дежурный скотник, но бывает, и мы помогаем принять роды. Затем приходит специалист, смотрит: кто тут среди новорожденных девочка, кто мальчик. И телочкам на ушки навешивает бирки. А как же? У каждой нашей коровы в ухе микрочип, и вся ее жизнь через компьютер потом отслеживается. Не жалко ли отбивать у мамки ее дитя? Ведь мы же за телятками, так же, как за детьми, и ходим! Все они – мои золотые, мои хорошие ребятишки. Хотя, знаете – ой, всякие бывают характеры, с самого рождения разные! Умницы есть, а есть уж такие вредины-капризули, что думаешь иногда: «Отшлепать бы тебя по заднице!». Дети – они дети и есть… А мне главное, их вырастить, и чтоб здоровенькие были. Здоровый теленок и развиваться правильно будет, и в весе прибавлять так, как надо. Тут ведь у каждого свои темпы. Бывает, рождаются совсем малышки, бывает – богатыри. Нельзя к ним сходу предъявлять одинаковые требования… Нравится ли работа? Да, нравится, но физически труд тяжелый. Я ведь раньше в животноводстве не работала: в столовой, пекарне, на складе, на току. А сюда пришла, как только открыли это родильное отделение – вот, сколько оно существует, столько и я здесь, с малышами!
  Рассказывая об обыденном, каждодневном своем труде, крестьяне подняли ряд острых вопросов: тяжелая работа без регулярных выходных, задержка зарплаты и небольшой ее размер, изношенная техника. Об этих и о других проблемах местного производства (а также о связанных с ним надеждах) мы беседовали и с руководством, специалистами второкаменского хозяйства – данный разговор будет приведен в одном из ближайших номеров «Рубежки».
Подготовила Е. Шихалева. 9 февраля 2010 года.
Категория: с. Вторая Каменка | Добавил: lokot (19.08.2010)
Просмотров: 364 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]