Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Червонное золото Локтя

Нас «Каменный пояс» связал воедино (часть 1).
  Начало Локтевской шлифовальной фабрике было положено во времена Елизаветы, когда управляющему Тульским оружейным заводом бригадиру Беэру, в ведении которого находились и Колывано-Воскресенские заводы на Алтае, царица Елизавета Петровна дала такое приказание: «Повелеваем Вам и на Колывано-Воскресенских, Демидова заводах, как серебряную и золотую руду, так и прочие минералы, которые тамо найтиться могут, надлежащим образом осмотреть…и как в тех, так и в прочих местах, где разведать можете о каких минералах, чего еще на свет не произошло, потому учинить свидетельство и пробы, и обстоятельные описи по вашему искусству и благорассуждению, и те пробы с собою привесть и объявить Нам».
  Первооткрывателями рудных месторождений на Алтае по праву считают отца и сына Костылевых. Их находкой умело воспользовался известный уральский заводчик Акинфий Демидов, который в 1726 году получил монопольное право на строительство заводов и рудников на Алтае.
  Алтай привлекал Демидова не только медью. Из алтайского серебра в башне Невьянского завода на Урале Демидов тайно чеканил серебряную монету.
  В 1773 году в Локте был открыт Локтевский сереброплавильный завод и образовалась заводская слобода. Локтевский сереброплавильный завод являлся одним из первых металлургических предприятий Алтая. В художественной книге «Каменный пояс» отражена судьба и деятельность А. Демидова и указаны места, где строились его рудники. А рудники Демидова строились и на территории нашей Локтевской земли. В 1832 году при проходке квершлага Золотушинского месторождения на глубине около 40 метров была встречена деревянная крепь (свидетельствующая о древних работах), два медных кайла и конские зубья, служившие древним горнякам в качестве клиньев.
  Итогом деятельности Акинфия Демидова и его приказчиков на Алтае было создание здесь феодальной горной промышленности, основанной на крепостном труде приписных крестьян и мастеровых. Слухи о выплавке Демидовым серебра дошли до Петербурга, и императрица Елизавета Петровна направила на Алтай комиссию бригадира Беэра. По результатам ее деятельности был издан 1 мая 1747 года Указ, которым Алтай передавался в личную собственность русских царей.
  В 18 – первой половине 19 вв. на Алтае выплавляли 90% российского серебра – по тысяче пудов в год.
  В 1786 году вблизи села Локоть среди скалистой горной породы был обнаружен черный локтевский порфир. Этому камню суждено было стать краеугольным в камнерезном деле на Алтае. В этом же году приступили к строительству шлифовальной мельницы на Локтевском заводе. И уже в январе 1787 года первые изделия из алтайского камня отправились в Петербург. Все, побывавшие в замках Эрмитажа и Павловского дворца, могли полюбоваться вазами, колоннами, пьедесталами колыванских заводов.
  Художественные изделия, датируемые с 1787 по 1802 годы, изготовлены при Локтевском заводе.
  Локтевская шлифовальная мельница стала родоначальницей своеобразного художественного промысла за Уралом. В России до ее основания существовали две гранильные фабрики: Петербургская и Екатеринбургская.
  Беэр организует на Алтае поиски месторождений цветного поделочного камня с 1744 года, опираясь на свидетельства местных знатоков.
  Так, крестьянин деревни Калманка Федор Мальцев представил несколько камешков с блистанием, найденных в горе по течению реки Калманки. Однако екатеринбургский гранильщик Иван Опарышев аттестовал их Беэру как «несамодействительные».
  Прошло еще 40 лет, пока цветные камни Алтая не привлекли к себе внимание, причем толчком к этому послужила находка около Локтевского завода черного порфира, после испытания на гранильной фабрике оказавшегося «весьма подходящим».
  Из Екатеринбурга на Алтай был послан первый мастер Иван Саввич, который присоединил к заводской лесопилке для обработки камней особую машину. По-видимому, на этом примитивном станке и были получены первые шлифовальные камни.
  В 1786 г. была основана маленькая шлифовальная фабрика, построенная при Локтевском заводе на р. Алей.
  Уже первый год работы фабрики царице были направлены «две столешницы, две вазы вышиной по одному аршину и три книжки»; все эти вещи были сработаны из черного локтевского порфира.
  Были экспедиции на Чарыш, Коргон, Хаир-Кумин за зелеными и серо-фиолетовыми порфирами, брекчиями, пятнистыми и светлыми яшмами. Повозки с добытыми самоцветами въезжали во двор Локтевской шлифовальной мельницы.
  Третий в России камнерезный центр создается исключительно русскими мастерами, создается в таком месте, где никогда на камень не смотрели как на предмет искусства. С появлением Локтевской шлифовальной мельницы завершился своеобразный начальный этап российского национального осмысления самоцветных богатств, которыми страна до поры до времени не могла распорядиться. Самоцветы, скрытые в недрах земли, и пребывающая в потаенном состоянии душа художника в народе ждали своего часа, чтобы открыть друг другу неведомые характеры.
  Фабрика в Локте стала с первого часа своего существования предприятием художественной промышленности.
  Помимо порфиров на Локтевской фабрике в работе устьянская яшма, голубая гольцовская, сургучная коргонская, зелено-волнистая ревневская, зеленая змеевская.
  В большинстве своем это были вазы, полости внутри которых чаще всего не вырабатывались.
  В 1793 году мастер Филипп Стрижков создал машину для обработки сложных овальных монолитных изделий – стали выпускаться пустотелые чаши колоссальных размеров.
  Сверлильная машина Ф. Стрижкова, заменив ручные пилы и примитивные станки петергофского образца, ускорила работу над каменными вазами и пьедесталами в 10 раз.
  Ф. Стрижков за пять лет ученичества перенял все камнесечные хитрости у перегофского мастера Петра Бакланова, который вместе с Михаилом Денисовым начинал обработку яшмы и порфира на Алтае, что и положило начало сибирскому камнерезанью на крутом изгибе реки Алей. Петр Бакланов и начальник Локтевского сереброплавильного завода Василий Чулков являются основателями Локтевской шлифовальной мельницы.
  Заказов из столицы поступало все больше, по архитектурным замыслам они были все изощреннее и величественнее.
  Только прозвучали победные звуки Крымской компании, из Петербурга пишут: «Ее Величеству угодно, чтобы сделать большую колонну из красного порфира в напоминание нынешней войны». Колонна должна быть «высотой аршин десять или более». А локтевцам пока под силу только вазы и пьедесталы аршинного роста. Нужны были новые масштабы организации камнерезного дела. И камнерезы уходят в Колывань, где в 1802 г. по проекту Ф.В. Стрижкова устроена была шлифовальная мельница, известная ныне как Колыванский камнерезный завод им. И.И. Ползунова.
  На месте Локтевской шлифовальной мельницы – пустырь. А ведь именно отсюда в конце 18 века шли в загородные царские дворцы, в Зимний дворец алтайские диковинки из камня.
  За период с 1786 по 1889 гг. Локтевской фабрикой изготовлено 886 изделий: из них ваз – 127, пьедесталов – 196, колонн – 97, столов – 32 и т.д.
  Доведя мастерство до уровня античного, локтевсие камнерезы передали свою историю, дело и славу Колывани. А на пустыре, где стояла бывшая Локтевская шлифовальная мельница, завывает по ночам протяжно и жалобно ветер, как бы оплакивая былую славу и ушедшие в безвестность дела локтевцев.
Категория: Червонное золото Локтя | Добавил: lokot (31.03.2010)
Просмотров: 1672 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Благодарю за лестный отзыв. Заходите на сайт, читайте новые статьи о Локтевском районе.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]